некоммерческое партнёрство

Уральское казачество

имени Августейшего атамана Казачьих Войск Е.И.В. Наследника Цесаревича Великого Князя Алексея Николаевича

Интервью Святейшего Патриарха Алексия

 Интервью Святейшего Патриарха Алексия

Русская Зарубежная Церковь сохранила в своем изгнании духовные ценности отечественной православной традиции. Сохранила их неповрежденными, хотя, мы знаем, это было нелегко. Лишение Родины, потеря близких, невозможность общаться с теми, кто остался по другую сторону границы, неустроенность и нищета эмигрантского существования, порой неблагоприятное и иноверное окружение, в котором трудно жить по православным обычаям предков.

Духовные ценности Православия не только сохранялись, но и преумножались русской эмиграцией, лучшая часть которой воспринимала свое пребывание на Западе как посланную от Бога миссию. Благодаря этому членами Русской Зарубежной Церкви мы видим ныне многих священнослужителей и мирян, по плоти не имеющих русских корней, но любящих Россию, молящихся за нее.

Духовная литература, издававшаяся Русской Зарубежной Церковью проникала в Россию, хотя и в ограниченных количествах, даже во времена «железного занавеса». И это была очень ценная помощь. А потом пришли иные времена, и созданное в Зарубежье наследие переиздали в России огромными тиражами — достаточно упомянуть «Закон Божий» протоиерея Серафима Слободского, по которому у нас учились и учатся в воскресных школах сотни тысяч, если не миллионы детей, а юноши по этой книге готовятся к поступлению в семинарию. Другие сочинения духовных писателей Зарубежной Церкви — архиепископа Аверкия (Таушева), протопресвитера Михаила Помазанского — входят в программу духовных учебных заведений Московского Патриархата.

Коротко можно сказать так: мы воспринимали Русскую Церковь за границей как плоть от плоти нашего народа, как неотъемлемую часть Русской Церкви, трагически отделенную от нас вследствие страшных событий ХХ века: революции, гражданской войны, насилия богоборцев, повлекшего страдания и гибель миллионов людей. Мы всегда верили, что это разделение — временное, потому что вера у нас одна, святыни общие, и одно Отечество, где бы ни жили его чада.

Конечно, были и горькие чувства порой от резких, порой оскорбительных суждений, которые иногда доносились из-за границы в адрес тех, кто боролся за сохранение Церкви в безбожном государстве. Нам было больно от этого, виделось непонимание — а то и нежелание понять — со стороны тех, кто все же находился не в таких тяжелых условиях. Конечно, бывало, что резкие заявления звучали и с нашей стороны. Думаю, не об этом теперь нам надо вспоминать, а, как учил апостол, забывая заднее, простираться вперед (Флп. 3. 13).

Теперь, когда для этого сложились все условия, могут быть восстановлены нормальные отношения Зарубежной Церкви с Московским Патриархатом в целом. Они, как мы ожидаем, будут регулироваться Актом о каноническом общении.

Слава Богу, за последние годы все переменилось. Мы, наконец, смогли встретиться друг с другом лицом к лицу. И вновь увидеть друг в друге братьев. В той же Святой Земле теперь наши представители с любовью встречаются, обсуждают текущие вопросы, договариваются о сотрудничестве. Хотя между нами еще не восстановлено евхаристическое общение, но во всех храмах Московского Патриархата в Святой Земле мы дали указание, чтобы паломники из Русской Зарубежной Церкви в священном сане могли, при их желании, отслужить литургию, причастить своих духовных чад. В Иерихоне монахини Московского Патриархата и Зарубежной Церкви живут теперь действительно по-сестрински, и мы надеемся, что эта практика получит дальнейшее развитие.