некоммерческое партнёрство

Уральское казачество

имени Августейшего атамана Казачьих Войск Е.И.В. Наследника Цесаревича Великого Князя Алексея Николаевича

Каким на самом деле был Атаман Семенов?

Атаман Григорий Семёнов долгое время был «врагом народа» и одним из главных злодеев советской пропаганды. Мятежный атаман знал несколько языков, ратовал за национальное равенство и верил в казачество.


Чингизид-старообрядец
Сама кровь обещала Григорию Михайловичу, по меньшей мере, интересную жизнь. Его отец был потомственным казаком с сильной примесью бурятско-монгольской крови, бабушка происходила от чингезидского рода, мать - была старообрядкой.
Старообрядческий уклад, который мать так или иначе внесла в жизнь Григория, оставила след на всей жизни мятежного атамана - он никогда не пил и не курил. Те истории, которые о нём рассказывали советские пропагандисты (зарубил в пьяном угаре человека) - не больше, чем пропаганда.

Образование
Советская пропаганда сделала Григория Семёнова эдаким рубакой, не различающим, где свои, где чужие. Не принято было отмечать выдающиеся дипломатические данные атамана, его харизму и образованность. Между тем, Семёнов с детского возраста был полиглотом, владел русским, бурятским и монгольским языками. Будучи школьником, он увлекся буддизмом и философией Востока. В дальнейшей его жизни эти знания ему очень пригодились. В 1911 году он принимал деятельное участие в Монгольской революции. По иронии судьбы, для монголов атаман Семёнов стал героем намного раньше, чем для русских. За свою жизнь Григорий Семёнов также освоил английский и калмыцкий языки. Был хорошим полемистом и военным теоретиком.

Кроме того, Семёнов также занимался переводами на монгольский язык текстов литераторов Александра Пушкина, Михаила Лермонтова, Алексея Кольцова, чем немало способствовал «дружбе народов». Такой тесной, что о Монголии до перестройки говорили «Курица- не птица, Монголия - не заграница»


Россизм
Атаман Семёнов был также автором идеи россизма - цементирующей русское общество идейной устремлённости, противоположной коммунизму. В 1938 году Семёнов написал тезисы россизма. Они включали в себя обеспечение равными правами всех народностей страны, вне зависимости от расы и социальной иерархии. Григорий Семёнов писал: «Все, кто не приемлет коммунизма, кто не является интернационалистом, для кого больно уничтожение священного для каждого российского патриота имени Россия, должны силою факта принадлежности своей к гражданам Российского государства именоваться россистами». В ключе этой теории важно понимать, что Семёнов одним из первых обратил внимание на неравноправие народов в государстве. Те идеи, которые он излагал, приобретают сегодня новую актуальность.
Еврейский пехотный полк
Во время вторжения в Забайкалье Григорий Семёнов сформировал и ввёл в свой отряд Еврейский пехотный полк. Для казачьего полка это было, по меньшей мере, странно, но авторитет атамана был неоспорим. В его полку уживались все народности. Интересны также мотивы, по которым атаман набирал добровольцев из числа людей коренных народностей. Отправляя своих казаков на Первую мировую, он писал: «Пробудить совесть русского солдата, у которого живым укором были бы эти инородцы, сражающиеся за русское дело».


Герой
При хорошей образованности и несомненных управленческих способностях, он всё-таки был тем, кем его считали - героическим рубакой. В Первую мировую Семенов, будучи младшим офицером, был за короткий промежуток времени награжден орденом Святого Георгия и Георгиевским оружием. Орденом - за то, что спас знамя полка и обоз, оружием - за то, что первый ворвался в занятый немцами город Млава. Именная станица Далеко от России атаман Семёнов так и не уехал. Эмигрировав в сентябре 1921 года, он поехал сначала в Китай, затем скитался по Канаде и США и на время остался в Японии. Когда в 1932 году образовалось государство Маньчжоу-Го, Семёнову предоставили там дом и пенсию 1000 иен.Атаману «не сиделось» и на пенсии. Он возглавлял Дальневосточный союз казаков и принимал активное участие в судьбе русской эмиграции. Его имя присвоили станице. После разгрома советскими войсками Японии, Григорий Семёнов был все-таки арестован на аэродроме Санчунь, который уже заняли советские войска. По одной из версий, это была ошибка пилота, выбравшего не самое удачное место для посадки.


Источник:
© Русская Семерка russian7.ru