некоммерческое партнёрство

Уральское казачество

имени Августейшего атамана Казачьих Войск Е.И.В. Наследника Цесаревича Великого Князя Алексея Николаевича

Суд встал на сторону казаков общественных казачьих структур по ношению казачьей формы и знаков различия

Могут ли казаки общественных казачьих объединений носить казачью справу, а также казачьи чины, включая высший чин казачий генерал? Представитель МУ МВД России «Оренбургское» посчитал, что нет, было заведено административное дело и направлено в Ленинский районный суд г.Оренбурга.
Сегодня в России возрождается казачество – военное сословие (народ), которое сложилось на окраинах нашего государства в XV–XVII веках. На текущую дату в России насчитывается 11 войсковых казачьих обществ, часть из которых зарегистрирована в соответствующем Государственном реестре – созданной в 1996 году системе учета казачьих обществ, члены которых взяли на себя обязательства по несению государственной службы.
Несколько месяцев назад некий гражданин (чиновник) обеспокоился вопросом, соответствует ли ношение казачьей формы одежды казаками общественных казачьих объединений действующим нормам действующего законодательства. Он заподозрил, что казаки, Объединения юридических лиц «Международная неправительственная организация» ВСКА, носят казачью форму, знаки различия по чинам и знаки различия по принадлежности к казачьим войскам. А такого, по его мнению, быть не должно. Для проверки своего предположения гражданин организовал обращение в полицию, где его сомнения подтвердили, а заодно проверили Общественный совет по делам казачества Оренбургской области. Первичные казачьи организации которые были проверены, в госреестре казачьих обществ не состоят, но в Уставе данных организаций было указано, что члены организации имеют право носить «традиционную казачью форму одежды», с холодным оружием, с атрибутами и эмблемами Оренбургского казачьего войска.
Вокруг определения «традиционной казачьей формы одежды» начались проблемы. Полиция отметила, что в российском законодательстве такое понятие отсутствует. Зато непростой вопрос казачьего имиджа частично регулируют положения ч. 7 ст. 5 Федерального закона от 5 декабря 2005 года № 154-ФЗ «О государственной службе российского казачества» и Указа Президента РФ от 9 февраля 2010 года № 171. Полиция говорит о том, что «форма одежды, знаки различия по чинам и знаки различия по принадлежности к войсковым казачьим обществам лиц, не являющихся членами казачьих обществ, внесенных в государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации, не могут быть аналогичными форме одежды, знакам различия по чинам и знакам различия по принадлежности к войсковым казачьим обществам членов казачьих обществ, внесенных в государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации, а также сходными с ними до степени смешения».
Проанализировав эти факты, отдельные «чиновники» решили устранить саму возможность аналогии и направили в полицию письмо на бланке аппарата губернатора и правительства Оренбургской области, в котором заявили о недопустимости ношения казачьей формы казаками общественных казачьих объединений. Дело было направлено в Ленинский районный суд г.Оренбурга.
В суде даже рассмотрели дополнительное доказательство правоты ношения казачьей формы (справа) – сообщение члена Геральдической комиссии Совета при Президенте России по делам казачества Покровского Александра Викторовича (2009), который участвовал в разработке формы одежды для так называемого реестрового казака. Как суд указал, это доказательство имело «юридическое значение для правильного разрешения спора».
Для начала суд вспомнил гражданско-правовой принцип «разрешено всё, что не запрещено», рассудив, что отсутствие в российском законодательстве понятия «традиционная казачья форма» не является достаточным основанием к тому, чтобы запретить носить казачью форму одежды казакам общественных казачьих объединений.
Ссылку полиции на ФЗ № 154 и Указ Президента № 171 суд признал необоснованной, поскольку эти документы не содержат запретов в отношении именно «традиционной» казачьей формы одежды казаков.
Кроме того, суд обратил внимание на то, что Законом РСФСР от 26 апреля 1991 года «О реабилитации репрессированных народов» казачество как исторически сложившаяся культурно-этническая общность было признано репрессированным, а уже в следующем 1992 году государство утвердило ряд документов, которые до сих пор регулируют поэтапное экономическое и культурное возрождение казачества. Тем же целям служит и Стратегия развития государственной политики РФ в отношении российского казачества до 2020 года, причем ее положения не ограничивают свое действие только теми казачьими обществами, что внесены в соответствующие реестры, отметил суд.
При исследовании административного дела суд посчитал, что погоны казачьего генерала общественной казачьей структуры отличаются от погон казачьего генерала реестрового казачьего общества.
Суд пришел к выводу, что традиционная казачья форма одежды по определению не может до смешения походить на униформу члена реестрового казачьего общества.
В итоге Суд постановил производство по делу об административном правонарушении Статья 17.12 незаконное ношение формы одежды и знаки различия прекратить.
Напомним, что разбирательство по данному вопросу длилось с 18 апреля 2019 года, сразу после заседания Общественного совета по делам казачества Оренбургской области, сегодня суд поставил точку в вопросе ношения казачьей формы одежды казаками общественных казачьих объединений.