некоммерческое партнёрство

Уральское казачество

имени Августейшего атамана Казачьих Войск Е.И.В. Наследника Цесаревича Великого Князя Алексея Николаевича

Благочестие, Причастие и коронавирус

В последние недели развернулась широкая и довольно неожиданная дискуссия о том, как избежать или хотя бы минимизировать возможность заражения коронавирусом в православных храмах. Тревога прихожан вполне предсказуемая. Многие интуитивно чувствуют, что ни приходские общины, ни Русская православная церковь в целом не готовы к эпидемии. Что и как следует в Церкви изменить? Оказывается, постепенно формируется довольно широкий спектр возможных ответов
16 МАРТА 2020
Эпидемия коронавируса изменила привычный ход жизнь практически на всех континентах. Вполне естественно, что и среди православных вспыхнула дискуссия о том, каким должно быть поведение человека в храме и какой должна быть «техника» причащения, чтобы риск заражения не отталкивал человека от молитвы и таинства Евхаристии? Дискуссию в России можно назвать неожиданной по двум причинам.
Во-первых, обсуждение проблемы среди мирян и священников выглядит гораздо более содержательным и с богословской, и с практической точки зрения, чем сухое заявление официальных церковных властей, более всего напоминающее бюрократическую отписку.
Во-вторых, сторонами дискуссии выступают не привычные уже консерваторы и либералы. По разные стороны баррикад оказались совершенно другие группы, прежде публично себя не проявлявшие. С одной стороны это образованные миряне, монахи и священники, ставшие основной силой церковного возрождения, а с другой — необразованные, для которых всё православие сводится к своего рода «духовной аптечке первой помощи», фиксированному набору правил, где одному вопросу соответствует только один правильный ответ. По меткому наблюдению богослова Владимира Шмалия, этот давний конфликт «городского» и «деревенского» православия впервые проявился столь ярко и очевидно.

Пожалуй, это самое интересное в развернувшейся дискуссии. Дело в том, что православное благочестие постепенно превращается в самостоятельную религию. Одно дело Православная церковь — с богословским, историческим, пастырским и церковно-практическим опытом, и совсем другое — простые верующие, которые зажаты в рамках довольно случайного набора мифологем и церковных правил. И правила, и мифологемы представляются им совершенно незыблемыми, почти святыми. Поэтому разговор о каких-либо переменах — даже если есть угроза эпидемии — свидетельствует только об одном: о слабости веры и никак иначе. В православии ничего менять нельзя!
Вторая группа предлагает трезво и реалистично посмотреть на сложившиеся церковные практики. Эпидемия — это не только угроза как таковая, это еще и хороший стимул критически оценить сложившиеся практики в данном случае не с богословской или исторической, а с чисто практической точки зрения: что не соответствует современным представлениям о гигиене? Как лучше всего защитить прихожан от заражения в храмах? Спокойный и трезвый взгляд позволяет увидеть разные возможности для решения возникших проблем.
Есть три области, где нужно проявить особое внимание. Угроза заражения возникает при передаче:
1. воздушно-капельным путем;
2. через контакт: рукопожатие и поцелуй;
3. через причащение одной лжицей здоровых и больных.
Рассмотрим все эти проблемы по порядку.
1. В пространстве храма
Больших храмов в России мало, поэтому храм — это чаще всего небольшое, замкнутое и плохо проветриваемое помещение. Находиться рядом с зараженными людьми на протяжении двухчасовой службы — это уже серьезная угроза. Если зараженный человек кашлянул или чихнул, то все стоящие на расстоянии до трех метров получают от него вирус, если не на кожу и слизистую, то на одежду, где вирус сохраняется многие часы, а иногда и дни.
Что можно сделать? Рекомендация Томаса Пуэйо, создавшего математическую модель распространения вируса, простая: храмы должны оставаться открытыми до тех пор, пока они гарантируют расстояние не менее одного метра между молящимися.
Это слабая мера, и в условиях растущей эпидемии власти Италии просто закрыли все храмы, предложив организовать интернет-трансляции и смотреть их прихожанам не выходя из дома. Никаких протестов решение правительства не вызвало. Более того, все церкви Италии отнеслись к этому запрету с пониманием.
Единственный, кто попытался призвать православных к неповиновению, — протоиерей Димитрий Смирнов, один из лидеров «деревенского православия» в России. «Есть в "Основах социальной концепции" такой пункт — в каком случае должны люди оказывать гражданское неповиновение. В данном случае, если приказ начальства, городского или федерального, о каких-то действиях, которые противоречат нашей вере, мы должны им пренебречь", — заявил он в эфире телеканала «Спас». Чтобы избежать конфликта, он посоветовал православным собираться на ночную службу. «А как евхаристию не совершать? Чума останавливалась от того, что люди начинали причащаться!» — напомнил он. По его мнению, подобные запреты говорят о том, что «правительство совершенно безбожное» и «это начало конца».
Слова отца Димитрия оказались как минимум безответственными и могли привести к серьезным последствиям, так как прямо провоцировали конфликт между РПЦ и правительством Италии. СМИ растащили слова священника на цитаты, но вскоре пришлось дать обратный ход: запись эфира была удалена с официального сайта телеканала без каких-либо комментариев, и даже перепечатку его выступления на «Интерфаксе» удалили, его можно найти только в кэше «Яндекса».
Рекомендации: стараться не посещать переполненные храмы, а людям старшего поколения полностью воздержаться на время эпидемии от посещения храмов. Если вы или ваши дети больны, отказаться от посещения храма на время болезни. Это не слабость, а сознательный поступок ради безопасности ваших ближних. Пусть домашняя молитва будет более напряженной в эти дни.
2. Целование икон, креста, рук священников
Рукопожатие в храме чаще всего соединяется с целованием, а вот целование как поклонение распространено очень широко: это и целование икон, святых мощей, целование края Чаши после причастия, целование креста после Божественной литургии и просто целование руки священника при благословении.
Целование икон — особый случай. Для кого-то это мистическая практика, от которой он отказываться не готов, но большинство прихожан скажут, что это традиция, которой они следуют, или даже привычка. А вот для большинства захожан это важная часть стандартного (почти магического) ритуала при посещении православного храма. В этом нехитром ритуале максимум три составляющих:
— написать записку (кстати, ручки общие — ими пишут все подряд и вряд ли сотрудники храма догадаются о том, что их стоит хотя бы пару раз в день дезинфицировать);
— купить свечи;
— поцеловать иконы и зажечь перед ними свечи.
Практически никаких ограничений на целование икон до сегодняшнего дня нет, и, более того, эта мера даже не обсуждается.
Неожиданное трезвомыслие проявили… казаки. Казалось бы, они должны быть в лагере «деревенского православия», и общая риторика их атаманов это, с одной стороны, подтверждает: «Казаки, как воины Христовы, находятся на переднем рубеже в борьбе с проявлениями Сил Тьмы. Болезни, вирусы — все, что ведет на погибель, — это проделки Сатаны, и очень важно, чтоб Церковь не стала источником их распространения», — говорится в заявлении Казачьего Совета атаманов России
Но, с другой стороны, казачий генерал из Екатеринбурга Геннадий Ковалев совершенно спокойно еще в самом начале марта заявил: «Никаких целований предметов культа, до лучших времен! Нужно и священников привести в божеский вид — обязать иметь медицинские книжки и проходить медкомиссию… Не дай Боже, кто-то там заразится, люди тогда совсем перестанут ходить в храмы. В Италии церкви из-за эпидемии проверяют и даже закрывают на время, и это правильно. Может, нас кто-то и осудит за такое решение, но казаки самостоятельные люди, мы ни на кого не оглядываемся». И далее генерал выразил надежду, что Роспотребнадзор проверит санитарное состояние храмов.
Более системно и последовательно выглядят правила, которые 6 марта опубликовала Греческая Архиепископия в Америке. Эти правила основаны на инструкциях Центра по контролю заболеваний США. Их стоит привести полностью:
1) Все приходы предоставят места в притворе и/или наосе для того, чтобы верующие дезинфицировали руки при входе в церковь.
2) При входе будут размещаться объявления, рекомендующие больным не посещать службы, а участвовать по телевидению или через интернет.
3) Духовенство не будет предлагать свои руки для целования и будет воздерживаться от рукопожатий и объятий с верующими.
4) Будут вывешены объявления, рекомендующие, чтобы крест и иконы чествовали поклонами, а не целованием.
5) Никакие книги, богослужебные или Библии, не будут выдаваться. Прихожанам будет рекомендовано приносить свои собственные книги из дома.
6) Верующие не будут получать Антидор из рук духовенства, а будут брать его самостоятельно, покидая церковь.
7) В случае использования цветов (Крестопоклонное Воскресение, Вербное Воскресенье, Страстная Пятница), Верующие будут брать их самостоятельно, покидая церковь. В Святую Среду (Святое Помазание) каждый священник будет помазывать каждого верующего, используя отдельные ватные палочки.
8) Причастие будет преподаваться как обычно.
9) Во время сослужений «поцелуй мира» между клириками будет осуществляться через поклоны друг другу. В приходах, где миряне обмениваются «поцелуем мира», они также будут избегать контактов, кланяясь друг другу.
10) После каждого богослужения все литургические предметы и поверхности должны быть тщательно очищены.
При этом греческая традиция уже давно имеет отличия от русской: не используется общий плат для обязательного вытирания уст после причастия, нет целования края Чаши, но подробнее об этом немного позже.
Роспотребнадзор никаких инструкций для религиозных организаций не выпустил, поэтому разительным контрастом выглядит позиция РПЦ. Никаких проблем со сложившимися практиками целования рук священников и икон в период эпидемии Синод РПЦ не увидел и ограничился в своем заявлении общими и довольно сухими словами про «последовательное и неукоснительное соблюдение санитарно-гигиенических мер профилактического характера на приходах и в монастырях, особенно в тех регионах, где эпидемиологическая обстановка официально признана тяжелой, в том числе более широкое применение санитарных растворов для дезинфекции кивотов икон, к которым прикладываются верующие».
Лишь один украинский епископ, митрополит Тульчинский и Брацлавский Ионафан выпустил внятные инструкции, как прихожанам следует изменить свое поведение в церкви:
«Я, недостойный, благословляю тульчинской епархиальной пастве, если придет такая нужда, до времени полного исчезновения опасности эпидемии коронавируса, почитать святыни "по-гречески" — через “лобызание” аэра, — соответственно подальше от стекла киота иконы, и приветствовать друг друга "воздушным" (бесконтактным) поклоном. Так временно поступать подсказывает нам ответственность за жизнь и здоровье наших престарелых прихожан, родных и близких. Ибо береженого и Бог бережет! К сему обращаю внимание духовников: исповедовать следует так, чтобы главой не склоняться под епитрахиль, но стоять, приклонив токмо ухо к кающемуся, дабы слышать его исповедь».
Но это всего один из нескольких сотен епископов Русской православной церкви. Остальные молчат.
Рекомендации: ничего страшного, если вы временно откажетесь от целования икон, креста, рук священников и друг друга и замените это целование на благоговейный поясной поклон или приклонение головы.
3. Причащение
Приближаемся к самому сложному и самому деликатному вопросу — о Причастии. Здесь нужно бы написать отдельную статью, но пока придется ограничиться несколькими краткими тезисами.
В Чаше находятся Тело и Кровь Христовы. И эта святыня преподается всем православным христианам как залог вечной жизни. В св. Дарах полнота той жизни, к которой мы стремимся, и поэтому в них не может быть ничего ущербного, болезнетворного или смертоносного. Так верует Церковь, и так верует каждый, кто приступает к Чаше. Здесь нет никаких сомнений.
Священники, которые служат в тюрьмах и туберкулезных больницах, уверены: заразиться, принимая причастие, невозможно, даже если ты принимаешь причастие вместе с инфекционными больными. Они говорят, что все совершается по вере: «По вере вашей да будет вам» (Мф 9, 29). Самая радикальная формулировка мне встретилась недавно в одной из интернет-дискуссий: если веришь и не боишься умереть, то причащаешься; если боишься умереть, то не причащайся. Однако такой подход выглядит как неприкрытый шантаж. Если причастился и не заболел — значит, у тебя крепкая вера. А если заболел после посещения храма, то сам виноват — это подтверждение твоего маловерия.
Однако даже Церковь в Византии, отказавшись VII–VIII веке от раздачи причастия в руки верующим (эта практика сохранилась на Западе) и введя лжицу для того, чтобы вкладывать причастие в уста, сформировала и особые правила и для причащения во время эпидемий.
Довольно неожиданное толкование 28-му правилу VI Вселенского Собора дает преподобный Никодим Святогорец1, живший во второй половине XVIII века. По всей видимости, он пережил ту эпидемию чумы, которая началась в Османской империи в конце 1760-х годов и в 1771 году пришла в Россию. Никодим пишет очень прогрессивно для своего времени:
«И иереям, и архиереям во время чумы следует употреблять для причащения больных такой способ, какой не противоречит этому правилу. Они должны класть Святой Хлеб не в виноград, а в какой-нибудь священный сосуд, из которого могильщики и больные могут брать его лжицей. Сосуд и лжицу следует затем погружать в уксус, а уксус выливать в алтарный колодец. Или же они могут причащать каким угодно другим, более надежным способом, не нарушающим правило».
Да, сегодня мы знаем, что эта мера никак не могла предотвратить распространение чумы. Ее главные переносчики — блохи, но здесь важно, что Церковь задумывалась о том, как в условиях эпидемии можно менять сложившиеся практики.
Естественно, эти практики развивались, и вот что пишет в 1892 году С. В. Булгаков в «Настольной книге для священно-церковно-служителей»:
«После причащения больного младенца, в предупреждение заразы следующего причастника, следовало бы крепко вытирать покровцем св. лжицу. В случае же появления в приходе заразительной болезни, напр., дифтерита, оспы, легко могущей переходить к другим при причащении чрез лжицу и покровец, следует советовать прихожанам совсем не приносить больных детей в церковь (здесь и далее курсив мой. — Прим. автора); в крайнем же случае больных заразною болезнью надлежит приобщать после здоровых и вытирать как лжицу, так и уста дитяти особым куском чистой льняной материи, сожигая его после причащения».
В ХХ веке в Церквах греческой традиции распространилась практика, более соответствующая современным представлениям о гигиене: частицу св. Даров причастник не сам берет с лжицы, облизывая ее, а священник эту частицу «забрасывает» в рот причастнику так, что самой лжицы никто губами не касается. Кроме того, у греков нет обязательного правила целовать край чаши и диакон или алтарник не вытирает губы всем причастникам одним платом.
Запивки в греческих храмах нет, но в русских храмах за пределами России, где следуют той же практике, используются одноразовые стаканчики. Надо сказать, что и в России встречаются храмы, где они используются, но будьте внимательны: слишком часто они превращаются в многоразовые.
В одном из российских монастырей уже размышляют о том, как дезинфицировать лжицу после каждого причастника, и говорят, что это можно делать или спиртом, намочив им часть плата, или кипятком, если рядом с причащающим священником стоит алтарник и держит термос с крутым кипятком.
Неожиданно, я бы даже сказал, очень радикально высказался уже упоминавшийся митрополит Ионафан:
«Что же касается образа вкушения Тела и Крови Агнца Божия — под видом Хлеба и Вина — и потребления оставшихся Святых Даров духовенством, то всё пока следует оставить согласно обычаю Православной Церкви.
В случае же опасного, широкого распространения коронавируса в нашем регионе, о чём должны сообщить официальные власти и медицинские работники, по снисхождению к желаниям неких, благословляю причащать таковых так, как в древности причащались в храмах все христиане, — по образу преподания Святых Даров на литургии святого апостола Иакова — раздельно.
Тело Христово при этом полагать на длань причастников. (В некоторых Церквах Антиохии (Сирия) евхаристический хлеб нарезают “соломкой”, немного омакивают ее край в чашу с евхаристическим Вином и затем преподают причастникам.) Кровь Христову можно преподавать в уста из металлических или одноразовых лжиц, кои приносят с собой причастники. К сему было бы хорошо иметь им с собой одноразовые емкости (стаканы) для пития воды, смешанной с вином, после причастия, и чистые платы или салфетки, дабы ими осушить уста».
То есть иерарх допускает, что причастие может быть без привычной лжицы как таковой.
И уже буквально перед сдачей статьи в редакцию я получил сообщение, что в одном из православных храмов Бельгии начали причащать одноразовыми лжицами.
Еще в нескольких странах власти последовали примеру Италии и на время эпидемии попросили закрыть храмы.
Рекомендации: Эпидемия — это повод усилить молитвы и быть внимательнее к своим ближним. Если есть возможность участвовать в богослужении в том храме, где серьезно отнеслись к эпидемии и предприняли меры безопасности, то уклоняться от посещения храма нет причин. Если же в храме без внимания относятся к проблемам гигиены, то нет ничего страшного в том, что во время эпидемии вы решите не участвовать в литургии. Сегодня в Православной церкви нет правил, регламентирующих частоту/регулярность причащения. Это ваше решение, ваш личный выбор. Никто не заставит вас причаститься и, наоборот, не заставит отказаться от причастия.
О том, что даже в больших храмах еще не осознали всю серьезность ситуации, говорит репортаж о пребывании ковчега с мощами Иоанна Крестителя в Санкт-Петербурге. Сотни людей стоят в очереди к мощам, но далеко не после каждого волонтер протирает стекло, прикрывающее мощи. Но если рядом с мощами есть хотя бы сотрудник, который должен это делать, то рядом, у Казанской иконы Божией Матери поток прикладывающихся к иконе идет, а стекло киота, по мнению авторов репортажа, никто не протирает. Судя по разговорам, не все православные в Санкт-Петербурге верят, что коронавирус существует.
* * *
Далеко не все в Православной церкви единообразно или монолитно. Есть целый спектр практик, и некоторые из них приходы могут свободно менять сами (например, прихожане попросили и священник согласился), некоторые — по согласованию с епископом (это касается прежде всего форм причащения мирян). Ситуация вовсе не безвыходная, если только не замыкаться в круге магических представлений о Православии. Общество изменится после эпидемии коронавируса. Изменится и Церковь, но, скорее всего, эти перемены будут более медленными.
__________________________
1 Преподобный Никодим Святогорец. Пидалион: Правила Православной Церкви с толкованиями. В 4 тт. — Екатеринбург: Изд-во Александро-Невского Ново-Тихвинского монастыря, 2019. — т. 2, с. 240.

https://snob.ru/entry/190133/?fbclid=IwAR0EhUKlZyeldMr9c7ZLLIdkvueRbQVYlu0en_b0A1JxVvTGPjUvz_UiEFc